Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Новости Северодвинска и Архангельской области

«Агент 007» против «Орджоникидзе»: эту детективную историю англичане засекретили на сотню лет

18.05.2019
Изменить размер шрифта
Моряки «Орджоникидзе» встречают британского премьера Энтони Идена, Никиту Хрущёва и Николая Булганина. Фото из семейного архива Борисовых

А именно до 2056 года.

Выходит, правды о тех событиях общественности придётся подождать ещё три десятка лет. Тем не менее всё произошедшее в Портсмуте много раз становилось объектом изучения, а также явилось благодатным полем для урожая множества версий. Речь о чрезвычайном происшествии, имевшем место в дни визита советского крейсера «Орджоникидзе» в Англию.

Во Второй мировой войне, как помните, мы с англичанами выступали союзниками – воевали против фашистов. Но уже вскоре, скажем так, политические и межгосударственные курсы наших державных кораблей разошлись – началась так называемая «холодная война». Традиционно её началом принято считать речь английского премьера Уинстона Черчилля в Фултоне (5 марта 1946 года). Впоследствии руководители наших стран время от времени и с разным результатом всё же предпринимали попытки наладить отношения. Одним из таких шагов стали дружественные визиты советских крейсеров проекта 68-бис «Свердлов» и «Орджоникидзе» в Англию. Эти походы должны были наглядно демонстрировать не только стремление Советского Союза к иному уровню доверия между странами, но и высокий уровень развития советской науки и техники, военную мощь и культуру наших моряков.

Лучшие из крейсеров
Так, пожалуй, сегодня можно сказать о лёгких артиллерийских крейсерах проекта 68-бис, если иметь в виду советский флот в тот период. По совокупности боевых характеристик проект считался, как минимум, соответствующим уровню кораблей иностранных флотов в своём классе. Он нёс лёгкую артиллерию калибром 152 мм, зенитные комплексы, минное вооружение, обладал высокой эффективностью стрельбы, хорошими мореходными качествами, манёвренностью и живучестью. Строились корабли в рамках первой послевоенной программы кораблестроения, принятой в 1950 году. Всего запланировали двадцать пять крейсеров, построили четырнадцать. И между прочим, строились они и в Северодвинске (Молотовске) на заводе №402. Первый до переименования в «Октябрьскую Революцию» так и назывался – «Молотовск», второй, ставший долгожителем Северного флота, получил наименование «Мурманск». А открыл всю серию 68-бис упомянутый уже крейсер «Свердлов». Крейсер «Орджоникидзе» стал вторым в серии.

Историческим в определённом смысле явился визит советского крейсера «Свердлов» в Англию. Он проходил с 7 по 18 июня 1953 года, когда советских моряков пригласили на большое торжество – коронацию Её Королевского Величества Елизаветы II. Разумеется, пригласили не только советских моряков, но моряков стран и народов, которые держали свой флот. Но именно «Свердлову» под командованием капитана I ранга Олимпия Рудакова тогда выпало произвести настоящий фурор на Спитхедском рейде Портсмута. Сюда прибывали для церемониальных торжеств корабли со всех сторон света. Каждому из них – от авианосцев, крейсеров и вплоть до боевых кораблей скромного водоизмещения - отводилось своё место в строю. Строй этот, к слову, состоял из множества колонн (собралось порядка двух сотен кораблей) – так, что пространство для манёвров у моряков имелось скромное. А наш «Свердлов» мало того что влетел на Спитхедский рейд на полном ходу, чем уже поразил публику, но и без лоцмана проследовал к месту назначенной стоянки, которую англичане «забыли» пометить специальным буем. И вот здесь наши моряки окончательно поразили всех, став на якорь сложным методом фертоинг, который требовал ювелирной точности в управлении кораблём. Как засвидетельствовала хроника, по принятым на тот час стандартам для крейсеров такая постановка считалась выполненной на отлично за 45 минут. Американский крейсер бросал якорь два часа, французский – четыре, «Свердлов» выполнил манёвр за 12 минут! Англичане воздали должное советским морякам – на следующий день их газеты поместили фото «Свердлова» и его командира на первых полосах.

«Орджоникидзе» отправился в Англию через три года после «Свердлова», и этот его визит уже не был связан с торжеством британской монаршей фамилии. В самый разгар так называемой «холодной войны» Н.С. Хрущёв решил нанести правительственный визит в Великобританию как дипломатический шаг к нормализации отношений между странами. Причём на борт крейсера поднялся не только Никита Сергеевич, а целая делегация, в которой были те, от кого напрямую зависела обороноспособность страны, в том числе министр обороны Николай Булганин, главком ВМФ Сергей Горшков, его зам Арсений Головко, академик Игорь Курчатов, авиаконструктор Андрей Туполев.

Почему советская делегация отправилась в Англию морем, а не на самолёте, тоже существуют разные версии, но факт остаётся: 15 апреля крейсер «Орджоникидзе» снялся с якоря и в сопровождении эсминцев «Смотрящий» и «Совершенный» отправился в Англию… И в первый же день по прибытии советские моряки во время швартовки к причалу военно-морской базы Портсмута вновь продемонстрировали тысячам англичан поразительную манёвренность крейсера проекта 68-бис и высокий уровень выучки его экипажа.

Николай Борисов
Хотя и очень редко, но сводила меня судьба с моряками, ходившими на «Свердлове» и «Орджоникидзе». Правда, все они, за исключением адмирала Вадима Леонидовича Березовского, который шёл на сопровождавшем «Орджоникидзе» эсминце, были иногородними жителями. Но в работе исследователя-историка порой многое значит случай. Именно такой выпал, когда познакомился с Надеждой Николаевной Борисовой, вдовой северодвинца Николая Ивановича Борисова – бывшего моряка, служившего на крейсере «Орджоникидзе» и ставшего участником того самого визита корабля в Англию. Николай Иванович – волжанин, призванный на Балтику, служил корабельным электриком, бывал с визитом дружбы ещё и в Дании, а затем уже, демобилизовавшись, приехал в наш город. Здесь он с первого до последнего дня трудовой биографии работал в СПО «Арктика» (бывший ЭМП-8 и ЭРА): начинал электриком, уходил на заслуженный отдых инженером отдела главного технолога.

Был Николай Иванович жизнелюбивым человеком широкого кругозора, очень много читал, а потому, по отзывам коллег, обладал энциклопедическими познаниями. А ещё в связи с нашим рассказом следует сказать особо – он всерьёз увлекался фото, причём и в гражданской жизни, и когда служил во флоте. Настолько всерьёз, что в дни  визита «Орджоникидзе» ему наряду со штатными корреспондентами разрешили пользоваться аппаратом. Правда, позднее «особисты» взяли у него некоторые из плёнок «для своих нужд», но часть из них разрешили оставить себе.

Признаюсь: столь редкостного  собрания в полной мере качественных исторических снимков, как у семьи Борисовых, ещё надо поискать! Здесь и общие ракурсы морского перехода, и стоянки наших кораблей у заграничных причалов, и крупные планы как первых лиц советской делегации, так и высокочинных зарубежных гостей крейсера, а также множество портретов сослуживцев, англичан и датчан, посетивших корабль. К слову, хранят в семье Николая Ивановича и его значок «За поход в Англию», который вручался морякам - участникам визита - его старшина II статьи Борисов носил на груди и после демобилизации – действительно было чем гордиться…

Шум под водой и на суше
В Портсмуте экипаж крейсера принял на своём борту тогдашнего премьера Великобритании Энтони Идена, высших флотских чинов британской метрополии, состоялись встречи дипломатов, а после того как советская правительственная делегация отбыла в Лондон, на борт «Орджоникидзе» разрешили подняться тысячам простых англичан. Тогда же и делегации военных моряков Страны Советов побывали в гостях у британских коллег (в частности, на плавбазах английских подлодок Tine и Dolphin). И вдруг в этот официальный, торжественный и согласованный ход визита ворвалось ЧП: в одну из ночей (!) акустики «Орджоникидзе» обнаружили некие подозрительные шумы под водой у корпуса крейсера! Дальше ход событий свидетелями (с нашей стороны), историками, исследователями уже трактуется двояко… Первое: якобы с нашего крейсера под воду был спущен водолаз, который обнаружил английского подводного диверсанта… И второе: якобы командир «Орджоникидзе» после доклада акустиков приказал провернуть винты своего корабля и они (опять-таки якобы) «разрубили» упомянутого боевого пловца англичан…

Как бы то ни было, но через несколько часов после ЧП поднялся дипломатический шум. Правда, он при всей своей чрезвычайной причине появления и даже официальной ноте МИД СССР сравнительно скоро затих: англичане принесли извинения, наши их приняли, да так, что даже скорый и невоздержанный на крутые заявления Никита Сергеевич Хрущёв в тот раз обошёлся без них…
А между тем в прессу стали просачиваться сообщения, мол, в те же весенние дни бесследно исчез самый известный английский подводный диверсант Крэбб. Забегая вперёд, скажем, что Великобритания официально признала его смерть во время «испытаний нового акваланга», когда через год близ Портсмута рыбаки обнаружили обезглавленное тело неизвестного в водолазном снаряжении. В них присутствующие на опознании (за исключением вдовы!) якобы и опознали Крэбба, тогда же его захоронили…

О Лайонеле Крэббе. Он родился в 1909 году, в молодости сменил несколько мест работы, перед самой войной стал резервистом британского флота. В войну Крэбб служил в подразделении по обезвреживанию мин и бомб в Гибралтаре, воевал в Северной Италии, награждён медалью Георга и орденом Британской империи. После войны Крэбб уже в Палестине, руководил командой минёров-ныряльщиков, в 1947-м демобилизовался, работал в области гражданских подводных исследований, но затем вернулся в Королевский флот, где привлекался для обследования корпусов погибших английских подлодок. В марте 1955-го Крэбба отправили на пенсию в звании капитана II ранга, однако, как полагают, уже через год его рекрутировали в ряды разведслужбы MI-6… Признаться, доводилось читать, что Лайонел Крэбб послужил прообразом для английского писателя Яна Флеминга, когда тот создавал свою знаменитую серию книг «Агент 007», но большинство литературоведов, в том числе британских, данное предположение отвергают.

Вместе с тем, если суммировать всё известное ныне (по документам и рассказам очевидцев), 19 апреля 1956 года под водой у борта «Орджоникидзе» в самом деле что-то происходило. Причём не только ночью, но, судя по воспоминаниям Вадима Березовского,  и днём (!), когда вахтенные с палубы тоже заметили неизвестного водолаза…

Петрович, ты не прав…
В ноябре 2007 года по российскому телевидению показали фильм «Откровения морского дьявола». В нём житель Ростова-на-Дону бывший моряк Эдуард Петрович Кольцов утверждал, что именно он, как боевой пловец, расправился с английским диверсантом Крэббом под днищем крейсера «Орджоникидзе», и за этот подвиг его якобы наградили орденом Красной Звезды. Сам эпизод подводной схватки с его слов выглядел так… Будто бы в два часа ночи (!) акустики крейсера доложили, что слышат подозрительные шумы по правому борту, и тогда он (Кольцов) спустился под воду, обнаружил боевого пловца, который крепил на корпусе… мину, подкрался и перерезал злодею дыхательные трубки акваланга и горло… 

Но исследователи-историки, как и практики подводного спецназа, сомневаются в правдивости его рассказа. Один из их главных аргументов: Кольцов утверждает, что за выполнение задания его наградили орденом Красной Звезды. Однако в Подольском архиве Минобороны данных о награждении Кольцова нет. К тому же, по словам Кольцова, награду ему вручал лично начальник флотской контрразведки Николай Тишкин, а на момент вручения ордена Николай Венедиктович, как выяснилось, уже был в отставке…

Есть и другие авторы, кто ставит сказанное Кольцовым под сомнение. Например, вряд ли в такой серьёзной во всех отношениях акции Крэббу позволили бы действовать без подстраховки другими боевыми пловцами. Или, скажем, когда Кольцов говорит: «Я обогнул корму крейсера и сразу заметил, что примерно посередине корпуса, как раз напротив того места, где расположены пороховые погреба, темнеет силуэт пловца». Вообще-то, длина корпуса «Орджоникидзе» 210 метров. На широте Портсмута, под водой, далеко не прозрачной для крупной военно-морской базы, тем более, ночью, даже при сильном искусственном освещении, с расстояния более ста метров Кольцов никак не мог «сразу заметить» ни силуэт диверсанта, ни устанавливаемой на корпусе крейсера мины. И уж тем более в схватке с противником на глубине не смог бы он наблюдать, как «в воде образовалось бурое облако крови»…

Эти и подобные детали пусть останутся на совести повествователя, а также тех, кто перенёс его рассказ на телеэкран. Тем более лжи (с умыслом и без оной), а также и журналистского непрофессионализма на нашем телевидении с каждым годом становится всё больше и больше…

Версий несколько…
Версию, будто англичане пытались подорвать миной советский крейсер, чтобы разом уничтожить советское руководство, флотоводцев и ведущих учёных советской оборонки, отметём сразу. На такую дикость (всё-таки официальный дружеский визит с главой и делегацией иностранного государства) англичане никогда не пошли бы – не тот, знаете ли, масштаб и уклад политической мысли у англичан, чтобы провоцировать войну, тем паче наверняка ядерную. Тут же отвергнем и ещё одну «взрывную» версию: якобы в США ревниво смотрели на попытку СССР и Англии наладить отношения, а потому через британскую MI-6 – «родственную» ЦРУ службу американцы попытались устроить диверсию. Да и вообще, была ли мина? Кстати, намерение пустить её в дело решительно отвергается большинством исследователей.

Гораздо более убедительно звучит версия о техническом шпионаже. Если следовать ей, то англичане, как полагают, хотели выяснить секрет манёвренности крейсеров проекта 68-бис, которые как в случае со «Свердловым», так и с «Орджоникидзе» произвели на публику большое впечатление. Вот для этого, на мой взгляд, вполне допустимо было посылать к подводной части советского крейсера не группу, как принято у боевых пловцов, а одного аквалангиста. Хотя здесь у меня возникает серьёзное сомнение иного рода: вряд ли Крэбб с его огромным опытом боевого пловца не знал, что корабли во время стоянки время от времени могут производить проворачивание гребных винтов.

Наконец, есть, на мой взгляд, совершенно умопомрачительная версия: будто бы Крэбб в ту ночь вовсе не погиб, а был захвачен нашими водолазами, спрятан в отсеках «Орджоникидзе», а затем вывезен в Советский Союз, где и принуждён к сотрудничеству – работать тренером советских военных аквалангистов по именем Лев Кораблёв… Мне кажется, это уже для любителей дешёвой детективщины, явно не дотягивающей до «Агента 007» Яна Флеминга…

Олег ХИМАНЫЧ, морской историк

Вместо послесловия

Случай с крейсером «Орджоникидзе» послужил не только поводом для довольно невнятных дипломатических «извинений и сожалений». В Советском Союзе обстоятельства ЧП впоследствии всё же рассматривались на высоком уровне, и, как полагают некоторые, тогда же на нашем флоте организовали подразделения «боевых подводных пловцов», которые позже стали именовать морским спецназом.

Газета "Вечерний Северодвинск", 20-2019
Фото

         
     
 

Система Orphus
Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.





Возрастное ограничение











Правозащита
Совет депутатов Северодвинска

Красноярский рабочий